вторник, 9 декабря 2008 г.

"Петербургские сновидения" Н.Лыков

В цикле работ «Петербургские сновидения» Н.Н.Лыков продолжает и развивает традиции русского Символизма, традиции идущие от мастеров «Мира искусства», культуры «Серебряного века» по мотивам произведений А.С.Пушкина.
Творчество великого поэта за внешней простотой и ясностью таит глубокий философский смысл, зачастую обращаясь к человеческому подсознанию. Первые работы цикла – «Коварство и азарт», «Гений и злодейство», «Поэт и власть».
Рассмотрим подробнее каждое произведение.
Автор Н.Лыков "Коварство и азарт"

«Коварство и азарт»
Азарт… направленный не во благо, а на удовлетворение низменных страстей, он ведёт человека в пропасть, губит творческую личность. Известно, сколь пагубную роль в судьбе поэта сыграли карты. И вряд ли кто во всей мировой литературе столь ярко отобразил азарт карточной игры, как А.С.Пушкин в «Пиковой даме». Но там где человек поддаётся искушению, тут же появляется и сам искуситель – посланец сил мирового зла. Вот он, выходит из зыбкого петербургского тумана – Верховный мастер масонской ложи египетского обряда, иллюминат и розенкрейцер граф Сен-Жермен. Щёгольски одетый по моде середины XVIII века, напудренный и надушённый, словно только что c приёма у Людовика XV в Версале. В руке у него те же зловещие три карты, что открыл он некогда графине. Но каждый, каждый лишь прикоснувшийся к этой тайне уже обречён. И, словно ладья Харона, перевозящая души через реку забвения Стикс, возникает силуэт парусного корабля. Невозмутимо и надменно смотрит на эту сцену Сфинкс, хранящий страшные тайны египетских жрецов. И спешит, спешит поэт навстречу своей судьбе…
Автор Н.Лыков Гений и злодейство
«Гений и злодейство» - вторая работа триптиха. Не зря художник поместил поэта в интерьер кафе «Вольфа и Беранже», откуда поэт и отправился на роковую дуэль. Строгий петербургский пейзаж за окном, серый день, всё зыбко и туманно.
Внезапно внутренним видением поэт видит сцену из «Маленьких трагедий» - Моцарт и Сальери. Вино, словно кровь на скатерти,… словно намёк на кровь на снегу у Чёрной речки. Но яд в бокале у Моцарта – не красивая ли легенда? Не является ли злейшим врагом гения, прежде всего он сам? Или, судя по костюмам героев, это спор членов комитета общественного спасения конвента времён Французской революции? Спор, нередко ведший к ступеням эшафота на площади Согласия. В проёме дверей вновь граф Сен-Жермен. И часы, равнодушно тикающие в углу, показывают час кончины поэта…
Автор Н.Лыков "Поэт и власть"
«Поэт и власть» – тема неизменная с тех времён, когда кто-то взял в руки скипетр. Как бы не стремилась каждая составляющая формулы обособиться – не получается на протяжении тысячелетий.
На холсте Летний сад, излюбленный поэтом уголок Петербурга, где так хорошо думается.
И вот в свете солнечного осеннего дня перед поэтом возникают властители дум поэта – государь-император Николай Павлович Романов и царица Египта Клеопатра. Поэт в изумлении снял порыжелую шляпу. Зато как грациозен опытный придворный интриган граф Сен-Жермен. Истинно версальский поклон перед власть имущими, куда до столь придворной куртуазности Александру Сергеевичу!
Надменно взирает Николай Павлович на верноподданного, Клеопатра вообще смотрит «сквозь» поэта. Кто он и кто она! Но неспроста смотрит с лукавой улыбкой на земных владык мраморная богиня Судьбы. Никогда человек не бывает столь близок от края бездны, как в минуты высшего триумфа. И вот Клеопатра умирает от укуса ядовитой змеи, слыша как по коридору, ведущему к её покоям, грохочут кованые сандалии центурионов Октавиана Августа. И (согласно приданию) Николай I требует яда у придворного врача, не вынеся позора поражения в Крымской войне, крушения созданной им системы, гибели армии, созданной для плац-парадов и как оказалось не умевшей воевать в полевых условиях.
Величие и гибель, поэт и власть … Что же остаётся на страницах истории?
И на каждом полотне незримо присутствует ещё один герой – мистический и величавый Петербург.

Автор статьи Анатолий Москалёв

1 комментарий:

junky комментирует...

Спасибо за статью Анатолию. Она позволила глубже понять работы Николая Николаевича, помогла думать, а не просто смотреть.